Болонский процесс

Понятие и виды публичных образований

Понятие публичных образований. Наряду с физическими и юридическими лицами, самостоятельными участниками гражданского оборота признаются Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования (абз. 2 п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 124 ГК).

Общее правило о том, что участие указанных субъектов в гражданском обороте регулируется нормами о юридических лицах, если иное не вытекает из закона или их особенностей (п. 2 ст. 124 ГК), представляет собой юридико-технический прием, обусловленный целями правовой экономии. В основе такого приема лежит сходство, имеющееся как в некоторых признаках данных субъектов (организационное единство, выступление в обороте от собственного имени, наличие обособленного имущества, несение самостоятельной ответственности*(340)), так и в форме их выступления в гражданских правоотношениях (не иначе как посредством своих органов).

Вместе с тем значение такого сходства не стоит преувеличивать*(341). Принципиальные различия в целях участия в гражданском обороте и, как следствие, в особенностях правоспособности, а равно формальные требования, касающиеся порядка возникновения коллективных субъектов гражданского права, не позволяют считать Российскую Федерацию, ее субъектов и муниципальные образования юридическими лицами.

В научной литературе распространено мнение, согласно которому РФ, ее субъекты и муниципальные образования являются особыми субъектами (лицами) гражданского права*(342). Соглашаясь в целом с подобной позицией, нельзя не отметить, что сам по себе термин «особые субъекты» (особого рода — sui generis) не совсем удачен. Объясняется это тем, что он не позволяет отразить сущность Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований (разумеется, с гражданско-правовой точки зрения) и их отличия от иных участников гражданских правоотношений*(343). Поэтому более предпочтительным представляется термин «публичные образования», отражающий следующие особенности указанных выше субъектов.

Во-первых, делается акцент на том, что Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования являются коллективными*(344) и, в противовес физическим лицам, «искусственно» созданными субъектами.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что в качестве участников гражданских отношений юридические лица и публичные образования относятся к одной родовой группе, что позволяет, в частности, применять к порядку участия публичных образований в гражданском обороте, например правила о волеобразовании и волеизъявлении юридических лиц. Другое дело, что принадлежность к общему роду не отменяет видовых различий содержательного и формального характера. Например, цели участия в гражданских правоотношениях юридических лиц отличны от целей участия публичных образований (подробнее об этом см. ниже). Юридическим лицом является лишь тот субъект, который признается таковым гражданским законодательством, т.е. создан в соответствующей организационно-правовой форме и надлежащим образом зарегистрирован*(345). Однако ничего подобного в отношении публичных образований законом не установлено*(346).


Во-вторых, подчеркивается специфика природы Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований именно как субъектов права вообще — носителей публичной власти*(347).

Публичная власть, будучи средством организации и регулирования взаимоотношений между людьми, характеризуется способностью упорядочивать отношения внутри общества как целого, объединенного единой территорией. Ввиду этого неотъемлемыми признаками публичной власти признаются ее верховенство и независимость от какой бы то ни было иной внутренней социальной власти в конкретной общественной иерархии, а также любой внешней власти. Иначе говоря, веления публичной власти, являющейся разновидностью социальной власти*(348), в силу присущего ей суверенного характера (в котором и воплощаются признаки верховенства и независимости) приобретают для всех и каждого общеобязательный характер. В свою очередь, указанная обязательность подкреплена принуждением, реализуемым посредством специального аппарата, т.е. различных институтов власти.

Следовательно, исключительно носители публичной власти, выступая во всех внутренних и внешних общественных отношениях от имени социума, могут издавать властные общеобязательные предписания правового характера, регулирующие ту или иную общественную сферу (например, имущественный оборот).

Вместе с тем преследуемые публичной властью цели упорядочения и стабилизации общественных отношений обуславливают функциональную направленность деятельности носителей публичной власти и, как следствие, характер и содержание их властных предписаний. Указанная деятельность должна быть направлена исключительно на реализацию общесоциальных задач экономического, политического, культурного и иного характера.

Таким образом, особенность публичных образований как субъектов гражданского права обусловлена, во-первых, специфичным способом организации их существования (коллективные субъекты), и, во-вторых, функциональной направленностью их деятельности (участие в гражданском обороте постольку, поскольку это необходимо для реализации задач публичной власти). Этим публичные образования отличаются от действующих в целях удовлетворения собственных интересов физических лиц — субъектов гражданского права — в силу самого факта рождения, и юридических лиц, возникающих в результате специальной регистрации. В настоящее время эти отличия признаны и Конституционным Судом РФ, по мнению которого специфика публичных образований как субъектов гражданского права в основном проистекает из особой организации институтов публичной власти*(349).

Иначе говоря, публичными образованиями как участниками гражданского оборота признаются коллективные субъекты, приобретающие гражданские права и несущие гражданские обязанности постольку, поскольку это необходимо в целях реализации задач публичной власти.

Виды публичных образований. Обобщающий термин «публичные образования», вполне приемлемый для гражданско-правового регулирования*(350), не отменяет множественности видов публичных образований. Так, самостоятельными видами публичных образований признаются:

1) Российская Федерация — демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (п. 1 ст. 1 Конституции РФ);

2) субъекты Федерации, хотя и входящие в состав последней, но признаваемые самостоятельными субъектами гражданского права: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа (п. 1 ст. 65 Конституции РФ);

3) муниципальные образования — городские или сельские поселения, муниципальные районы, городские округа либо внутригородские территории городов федерального значения (п. 1 ст. 131 Конституции РФ; п. 1 ст. 2 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ*(351)).

Из этого следует, что Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования самостоятельно и наравне выступают в гражданском обороте (разумеется, в рамках своей компетенции). Поэтому в литературе высказано обоснованное мнение о том, что встречающийся в ГК и иных законах термин «государство» всегда обозначает вполне конкретное публичное образование (Российскую Федерацию, ее субъектов или даже муниципальное образование), поскольку государства вообще, без его привязки к тому или иному публичному образованию, не существует*(352).

#

Добавить комментарий