Ассоциации и союзы

Идеология западнорусизма в Беларуси

На протяжении XIX в. вплоть до национально-государствен­ного определения Беларуси в начале XX в. (наряду с идеями вос­становления государственной независимости Речи Посполитой), широкое распространение получило в общественно-политичес­кой мысли течение, считавшее, что Беларусь ни исторически, ни культурно не может быть в составе Польши. Представители этого течения исходили с той точки зрения, что Беларусь составляет западную часть России, а белорусы органично входят в единый русский народ. На основе этого делался вывод, что Беларусь не

Раздел IV

является страной с особой национальной культурой, а поэтому не может иметь и своей государственности. Данная точка зрения получила название западнорусизма. Представители западнорусиз-ма главную задачу видели в возрождении в Беларуси пришедшей в забвение старой русской культуры.

Предпосылки западнорусизма сформировались в первой по­ловине XVIII в. К этому времени идеологическая межконфессио­нальная полемика конца XVI — первой пол. XVII в. отошла в прошлое и в Беларуси уже господствовали униатская и католи­ческая церкви с насаждением польской культуры. В 1697 г. коро­левским указом запрещалось использовать в государственных делах язык, на котором писали Евфросинья Полоцкая, Кирилл Туровский, Климент Смолятич, Франциск Скорина, Сымон Буд-ный, Василий Тяпинский, Симеон Полоцкий.

Старобелорусский язык становится только мужицким, «хлоп-ским», остается он в ряде униатских церквей. Исследователь это­го вопроса историк П. Чебодько писал, что учителя униатских школ требовали, чтобы дети не только в школе, но и вне ее разго­варивали исключительно на польском языке, а также, чтобы они убеждали и родителей делать то же самое [10.С.576].

Но в униатской церкви как хранительнице белорусской ста­рины в результате решений Замойского собора 1720 г. намечается раскол. Многие иерархии не согласились с постановлением со­бора об уничтожении целого ряда специфически униатских осо­бенностей в области литургии и обрядов. Униатские священники должны были окончательно порвать со старой церковью: как и ксендзы, брить бороды, носить сутаны вместо ряс, убрать в церк­вях иконостасы, завести органы и т.д.

Это заставило часть униатов искать поддержки у Русской православной церкви.

После первого раздела Речи Посполитой Екатерина II прово­дит на белорусских землях, как она сама подчеркивала, политику располячивания (сторонники польской культуры позже назовут данную политику русификацией. Прим. автора.). В 1789 г. она под­писывает Положение о народных училищах, с оговоркой, что в них 254

Философская мысль Беларуси периода Российской империи


будут учиться дети простого народа, а не шляхты. В 1791 г. такие школы были открыты в Орше, Мстиславле, Копысе, Черикове, Чаусах, а в 1794 г. — в Витебске.

Как идеологическое течение западнорусизм связан с именем члена греко-униатской коллегии Русской православной церкви Иосифа Семашко (1798-1868), который в записке от 5 ноября 1827 года на имя министра просвещения Шишкова обосновал не­обходимость объединения униатской и православной церквей и предложил завести «во всех духовных училищах преподавание наук вместо польского на русском» [4.С.310].

В 60-х годах идеи западнорусизма пропагандировал Ксено-фонт Говорений (1821—1871) в редактируемом им «Вестнике Юго-Западной России», затем — в «Вестнике Западной России». К. Говорский родился на Витебщине, окончил Полоцкую униат­скую и Петербургскую духовную семинарии, кандидат богосло­вия. Преподавал в Полоцкой семинарии всеобщую историю, археологию, церковное красноречие, еврейский язык, черчение и рисование. Изучал и хорошо знал историю белорусского края.

Редакция «Вестника» видела главную задачу журнала в борьбе с нигилизмом, сепаратизмом, который стремился нарушить недели­мость России, и провозглашала необходимость борьбы за единую русскую народность. «Вестник» состоял из четырех разделов, два из которых посвящались истории Беларуси и Украины. Это преимуще­ственно касалось их православно-христианской истории.

Третий раздел отражал события общественно-политической жизни, а четвертый представлял своего рода литературное при­ложение, где печатались художественные произведения в идей­ном русле журнала.

Следует отметить, что в начале 60-х гг. XIX в., несмотря на проводимую царским правительством «русификаторскую» поли­тику, народное образование в Беларуси находилось в «польских руках». Один из самых влиятельных критиков идеологии западно­русизма А. Цвикевич замечает, что экономика, культура и адми­нистрация в это время находились в руках польской интеллигенции, все управлялось ею. В этом смысле различие меж-

Раздел IV

ду Беларусью и, например, Люблинской или Ломжинской губер­ниями Польши было весьма несущественным. Отличие было толь­ко в народных массах, которые здесь оставались белорусскими, а там — польскими [9.С.44].

Заметной фигурой в западнорусизме в 60-х гг. XIX в. стано­вится М. Коялович (1828-1891). После восстания 1863 г. в Польше, Беларуси и Литве М. Коялович занимается историей Беларуси. В «Чтениях по истории Западной России» он фиксирует тот истори­ческий факт, что в Западной Руси (Беларуси) появились люди (И. Данилович, Т. Нарбут, И. Ярошевич), выступающие за государ­ственную самостоятельность Беларуси, но на основе польской ци­вилизации. Он приходит к выводу, что политическая независимость Западной России невозможна. И еще более она невозможна на ос­нове польской цивилизации. В этом случае самостоятельность кончилась бы тем же, чем кончалась прежде, например, в XVI сто­летии, когда Литва сливалась с Польшей.

Автор подчеркивает, Беларусь так бедна, что не может допус­кать праздных теорий, отвлеченных мечтаний. Белорусское пле­мя так близко к великорусскому, что никакой сепаратизм не может иметь в нем силы [6.С.19].

М. Коялович отмечает, что Польша в отношении Беларуси всегда вела двойную политику. Беларусь нужна была ей только для того, чтобы она не досталась России. О самостоятельности же не было и речи.

Что касается русской культуры, то в ней историк не видит угрозы для белоруса, поскольку «если кто из белорусов перени­мает российское образование и язык, он не превращается по­средством этого во врага своего племени, с которого вышел, а сделавшись поляком, он обязательно отрицательно ставится к своему племени» [6.С.10— 11].

Вместе с тем М. Коялович обращал внимание на то, что бело­русы отличаются как от поляков, так и от великороссов. Так как белорусы никогда не знали татарского ига, то это нашло отраже­ние в некоторых чертах их жизни, например, в поразительном до-

Философская мысль Беларуси периода Российской империи

верии к людям, в хорошей их семейной жизни, невысокой пре­ступности.

М. Коялович не поддерживал политику царского правитель­ства, делавшего ставку в Беларуси на русских чиновников из Центральной России. Он считал, что нужно подкреплять и ожив­лять местный русский дух. Историк писал: «До сих пор не уясне­ны русско-славянские начала жизни и те способности, какие выработаны восточною и западною половинами русского наро­да, когда они были разъединены. От этого русский человек часто ставит в Западной России как основное начало русской жизни то, что есть не более как восточно-русская или западно-русская осо­бенность позднейшего происхождения. Далее, чаще всего про­сто забывается, что один и тот же народ, но разделившийся на две половины и проживший долго в своем разделении, не может не выработать различий, которые должны быть встречены снис­ходительно и жить себе, не разрушая коренного единства, пока им судит жить история» [6.С.16].

Давая оценку Виленскому университету, он пишет, что его питомцы, усвоившие польскую цивилизацию, пробовали самосто­ятельно, как бы со стороны, взглянуть на свою страну (одни из них несли свой крест, другие постепенно приходили к выводу, что они — не поляки). В основу была положена идея независи­мости Великого княжества Литовского. Однако независимость мыслилась на основе польской культуры.

М. Коялович выделяет следующие важные моменты истори­ческой жизни Западной России:

1) разделение русского народа на две половины и попытки Западной России образовать свой государственный центр;

2) соединение Западной России с Литвой;

3) соединение Литовско-Западно-Русского княжества с Польшею посредством чисто внешнего союза;

4) слитие Западной России с Польшей и распадение рус­ско-польского государства;

9 3ак.23!4 257

Раздел IV

5) неправильное позднейшее развитее русско-польского вопроса [6.С.52-53].

Таким образом, заслугами западнорусизма были не только историческое доказательство общерусских корней Беларуси и России, но и постановка вопроса о самостоятельности Белару­си, самобытности ее истории, культуры и народа.

#

Добавить комментарий